Языки
Этикет
Общество
Магия и духовность
Образование и обучение
Будущее рядом
Глава 6
Марина, Наташа и Оля усиленно готовились к предстоящей вечеринке. Почти полдня они провели в торговом центре, и теперь, нагруженные пакетами, решили сделать перерыв в уютной кофейне.

– Марина, ты звонила Артуру? – спросила Наташа.

Девушка отрицательно помотала головой.

– Я ему писала, – продолжила Наташа, глядя то на Марину, то на Олю. – Он приезжает через десять дней, и я пригласила его к нам.

Марина издала радостный писк.

– Он, наверное, будет мило смотреться в цветном пиджаке и на платформе! – мечтательно прикрыла она глаза. Оля попыталась представить Сашу в одежде стиляг, фото которых ей показывали девочки, и так и прыснула со смеху.

– Что случилось, Оля? – поинтересовалась Наташа. Оля поделилась тем, что нарисовало ее воображение, и Наташа с Мариной расхохотались.

– Хотела бы я увидеть, как выглядит Саша, – сказала Марина.

– Саша выглядит в точности как Артур, – сказала Оля. – Если судить по фото. Только прическа у Артура другая, и у вашего приятеля взгляд как будто... Более уверенный, наверное.

– Я б сказала, самоуверенный, – проворчала Наташа.

– За что ты его так не любишь? – улыбнулась Марина. – Да, нахал, но это же так сексуально.

Оля покраснела.

– А Саша, какой он? – продолжила Марина.

– Он... – Оля задумалась. – Он, может, и неплохой... Да, он всегда меня недолюбливал, но его сестра Соня очень хорошо ко мне относится, мы подруги с ней.

– Как ты к нему относишься? – спросила Наташа.

Оля пожала плечами:

– Да никак. Он меня дразнил все детство, всяческие пакости устраивал, розыгрыши, которые смешными казались только ему и его друзьям. Соня, конечно, пыталась его образумить, и постоянно извинялась за его поведение передо мной и Лизой, нашей подругой. Конечно, неприязнь к нему есть, что тут поделать… Но я не понимаю, что я ему сделала? За что он меня так не любит?

– Можно и ненавидеть человека, – сказала Наташа. – Это его право. Но делать при этом гадости совершенно не обязательно.

– Вот именно! – поддержала ее Марина. – Он тебя все детство мучил, твоя семья из-за него пострадала, а ты еще удивляешься, что не в восторге от него.

– А откуда взялась его любовь? – задумчиво произнесла Наташа. – Недолюбливал – и тут резко влюбился?

Оля задумалась.

– Да как-то само собой получилось. Он часто попрекал меня тем, что его семья помогла моей. Якобы теперь я ему всем обязана. Возможно, он считает, что я должна его полюбить в благодарность…

На глаза Оли навернулись слезы, она быстро их смахнула и постаралась улыбнуться. Наташа встала и с характерным жестом «сейчас» куда-то отошла, а через несколько минут вернулась с бутылкой... вина?

Официант принес три бокала, сырную тарелку и удалился.

– Что это? – не поняла Оля.

– Лекарство! – невозмутимо ответила Наташа.

– Но почему у вас лекарства продают в кафе? Или здесь рядом аптека?

Девушки тихо засмеялись.

– Аптека рядом, но это не то лекарство! – улыбнулась Марина, пока Наташа разливала светлую ароматную жидкость по бокалам.

– Олечка, попробуй. Только пей медленно, и сразу съешь кусочек сыра, как только сделаешь пару глотков, – предложила Марина.

Наташа подняла бокал:

– За нас, очаровательных девушек, таких разных и вместе с тем – таких похожих!

Марина и Оля подняли бокалы, и каждая попробовала напиток. Оле он понравился и несмотря на то, что это все-таки алкогольный напиток, она решила не отказываться от него. Девушки съели по кусочку сыра.

– Очень вкусно! – похвалила Оля. – Но что это? Это не похоже на вино.

– Это мартини, – объяснила Наташа. – Но не думай, что ты легко отделалась – мы ждем подробностей об этом Александре, – весело добавила она. Девушки засмеялись.

Оля совсем расслабилась и рассказала подругам все, что связано с Сашей. На ее глаза в который раз навернулись слезы, когда она говорила о сгоревшем доме, и о том, что известные на всю Одессу как циничные и бесцеремонные Войтевичи, не колеблясь, протянули руку помощи, а Остапчуки, с которыми отношения были и так близкие, оказались не просто соседями, а настоящими друзьями.

Наташа фыркала и слегка кривилась, когда речь шла о розыгрышах от Саши в детстве и подростковом возрасте: то мышь в стол подкладывал, то соль в чай.

В конце концов, внезапная, непонятно откуда взявшаяся влюбленность, излишняя настойчивость, ухаживания. И падение с балкона в море.

– Ну, все понятно, – хлопнула рукой по столу Наташа. – Александр твой просто совесть потерял, или никогда ее даже не имел. Думаю, что он не любит тебя, а просто хочет. Как игрушку.

– Почему же? – возразила Марина. – Может, он давно ее любил, но не признавался сам себе или не понимал этого. А повзрослев, понял, что многое потерял.

– Мне его сестра говорила, что на самом деле он другой, – вспоминала Оля многократные разговоры с Соней о Саше. – Что это мерзкое поведение – лишь маска, и что он просто не умеет выражать свои чувства.

– Значит, вы фактически выросли все вместе, плюс еще Володя с вами время проводил, но только Соня разглядела в нем проблески благородства? – вспыхнула Наташа.

Оля пожала плечами.

– Почему бы и нет? – улыбнулась Марина. – Если его родители постоянно притворялись скандалистами – он тоже вполне мог скопировать эту манеру поведения. Возможно, сестре действительно доверяет, потому с ней он ведет себя по-другому.

– Но почему из-за его проблем должны страдать другие люди? – воскликнула Оля.

– Вот именно! – добавила Наташа. – Сомневаюсь, что если бы так себя вела Оля или та же Соня, их поведению искали бы оправдание.

– Дело не в том, что он мужчина, – парировала Марина. – Все мы ошибаемся, и всем нам не помешал бы второй шанс. Вдруг Саша раскроется с другой стороны?

– А если нет? – вставила свое слово Оля. – Тогда мне придется всю жизнь жить с неприятным мне человеком?

– Зачем жить? – удивились девушки. – Ну, повстречаться немного, присмотреться к нему.

Оля растеряно смотрела на них.

– У вас что, до свадьбы вообще встречаться нельзя? – воскликнула Марина.

– Почему же? Можно. Но это скорее похоже на дружбу. У нас не принято выражать свои чувства на публике, – Оля покосилась в сторону целующейся парочки за соседним столиком. Девушки уже выпили еще по одному бокалу мартини и налили по третьему.

– А вообще, как справлялась Соня с этой ситуацией? – спросила Марина. – С одной стороны ты – ее подруга, с другой стороны Саша – ее брат.

– Они разные. Соня спокойная, отзывчивая, уравновешенная и неконфликтная. Она не участвует в ссорах, даже Сашу часто осаждала. Соня считает, что поведение Саши обусловлено ревностью. Он отлично ладит с сестрой, но вымещает обиду на окружающий мир. Родители слишком много времени уделяли Соне в детстве – она на пять лет младше и часто болела. Вот видимо, в Саше что-то переклинило. Но разве это оправдание?

– Нет! – одновременно ответили Марина и Наташа, только Марина задумчиво, а Наташа уверенно.

– Я думаю, что стоит ответить Саше взаимностью, – усмехнулась Наташа.

– Что? – Марина и Оля открыли рты.

– Ты же и сама о нем плохо отзываешься! – удивленно сказала Марина.

– Он мне даже не нравится, – возразила Оля.

Наташа какое-то мгновенье молча смотрела на них.

– Оля, ты от этого только выиграешь. Говорит, любит? Пусть докажет. Потреплешь ему нервы.

– Или наоборот, – продолжила Марина. – Он может оказаться довольно милым и понравится тебе.

– Это никогда, – попробовала возразить Оля.

– И что? Не понравится – значит, потом ты его просто оттолкнешь, – заключила Наташа.

– Но это же подло! – неуверенно произнесла Оля.

– А он не подло поступал? Вряд ли отстанет же! Он даже не пытается завоевать тебя или расположить к себе – только требует и пытается заставить. Нужно тебе такое счастье?

Оля молчала. В ней бурлили два противоречивых чувства. С одной стороны хотелось вскочить и убежать, хотелось исчезнуть из этого жестокого расчетливого мира и вернуться к себе, к своим друзьям, к родителям. А с другой стороны, что-то ей подсказывало, что подруги не желают ей зла и более того – они правы.

– Тебе это кажется дикостью, – в который раз угадала ее мысли Марина. – Но на самом деле это даже не подло и не плохо. Захотел мальчик отношений – пусть докажет, что он достоин твоего внимания. Легкий флирт, или даже не флирт, а просто дружелюбие не обязывают тебя выходить за него замуж.

– И даже если ты его потом бросишь, ты ничего плохого не сделаешь, – продолжала Наташа. – Ну разонравился, не оправдал ожиданий. С кем не бывает? Тем более, если у вас до женитьбы принята просто дружба.

Оля молчала. В ее голове витали такие недавние воспоминания о близких ей людях. Она скучала по своей семье, друзьях, знакомых.

И даже не догадывалась, что семьи Киренко, Войтевич и Остапчук ездили по городу, заходили в разные заведения, больницы и спрашивали людей, видели ли они Олю.

Поиски не принесли никакого результата. Неделя пролетела для них как в тумане, а Оли нигде не было.

Аня, волнуясь за двоюродную сестру, никак не могла успокоиться. Она в который раз бродила около моря, стараясь отвлечься от навязчивых грустных мыслей.

Именно этот берег обычно был почему-то безлюдным. Или почти безлюдным. Девушка сидела на берегу и вглядывалась в синюю морскую даль, и вдруг перед ее лицом неизвестно откуда появился букет полевых цветов. Аня подняла голову и увидела Володю.

– Это тебе, – сказал он. Аня с благодарностью приняла букет.

– Ты сам их собирал? – спросила она. Володя кивнул и добавил:

– Я вообще люблю цветы…

Аня с удивлением подняла брови:

– Это так удивительно! Полагаю, ты первый в моем окружении представитель мужского пола, который с любовью относится к цветам. Это похвально и… очень впечатляюще.

– Вообще я имел в виду, что люблю ботанику как науку, – пояснил Володя. – Позволишь присесть рядом?

– Конечно.

Володя опустился на берег и, как и Аня, засмотрелся на море.

– Ты думаешь об Оле? – спросил он спустя какое-то время.

– Да… Странная ситуация… Все же я продолжаю надеяться и даже… как бы странно это ни звучало… Я не верю, что с ней приключилась беда. Не знаю, как объяснить. Вот не верю, и все тут. Я как будто бы знаю, что все будет хорошо.

– У меня тоже не выходит из головы… – тихо сказал Володя.

Они молча сидели на берегу и смотрели на море. Ни Аня, ни Володя и не заметили, в какой именно момент их руки потянулись друг ко другу, но не по-дружески, как раньше, а совсем по-другому…

Они не обратили внимания на шум двигателя автомобиля где-то совсем недалеко. Саша ехал, прибавляя скорость. В очередной раз он прокручивал события в голове, теперь уже в пути. Он решил поехать в тот самый лесной дом – именно там у него всегда мысли находили покой.

"Чего я добивался? Допустим, сказала бы она, что любит меня – и что изменилось бы? Допустим, пошла б со мной на свидание просто так – чтоб я отстал. И что? Нет, не любит она меня, отец прав. Но почему она не видит, что я выгодная партия для нее?".

Парень вновь нажал на педаль газа.

"Ольга, Ольга, Ольга! Сколько всего в этом имени! Если бы я знал, где она! Я должен с ней поговорить! Она нужна мне! И я ей нужен! Мы будем идеальной парой! Она моя!"

Казалось, Саша ехал, не разбирая дороги. Еще совсем немного, и он будет там, в том особняке, где буквально неделю назад Оля была с ним. Его тянула туда какая-то неведомая сила, ему хотелось проводить там много часов, как будто ожидая, что Оля откуда-то появится…

Машина влетела во что-то твердое.

Саша, преодолевая жуткую головную боль, открыл глаза. К счастью, машина не пострадала, хотя это удивительно. Он ведь помнил, что удар о дерево был слишком сильным, настолько сильным, что парень потерял сознание от... чего? Наверное, ударился головой о руль или еще что-нибудь.

Саша на ватных ногах вышел из машины и осмотрелся. Уже день. А дерева, в которое он врезался, нет. В округе вообще нет деревьев, а он сам и его машина находились прямо под особняком Войтевичей, на том же берегу моря, где недавно отец учил его плавать, и где еще ранее пропала Оля.

«Это невозможно! Как я мог здесь оказаться?» – промелькнуло у Саши в голове.
Парень обошел машину и заметил длинный стебель растения, прилипшего к колесу машины, с раздражением оторвал его и, почувствовав обжигающую боль в руке, снова отключился.

Made on
Tilda