Языки
Этикет
Общество
Магия и духовность
Образование и обучение
Университет Магии
Пролог
На улице было шумно. Люди бегали и суетились, попутно выкрикивали проклятия и оскорбления.

Эрнест прятался за углом кондитерской и тоскливо наблюдал за этой суматохой. Он единственный в этом городе точно знал и понимал, что происходит.

В шуме сложно было разобрать хоть что-то членораздельное или хотя бы цензурное.

– Да сколько нам еще терпеть их издевательства! – внезапно воскликнул местный садовник – низкорослый мужчина в годах. Трясясь от злости, он не замечал, что топтал посаженные и же цветы на клумбах. Снова поднялся шум: недовольные горожане одобрительно вторили ему и выкрикивали всё новые и новые проклятия.

У Эрнеста перехватило дыхание. Парень отошел от кондитерской и уже собирался уходить, как вдруг из кармана его плаща выпала перепачканная краской кисточка.

– Это он! – ткнул пальцем в него пальцем один из людей из разъяренной толпы. Эрнест, не успев подхватить кисточку, пустился наутек.

– Он, он! – слышал парень крики и топот ног позади: за ним гналось не менее десяти человек.

«Куда бы спрятаться? Хоть бы найти убежище! Хоть бы спрятаться…» – крутились в голове мысли. Сердце отчаянно стучало.

Люди, преследовавшие его, внезапно остановились и ошеломленно уставились на то место, где только что был Эрнест: парень исчез прямо у них на глазах.

– Они точно издеваются!

– Недоделанный художник…

– Ничего, он нам еще попадется!

Люди с ворчанием постепенно разошлись. Эрнест, упираясь ладонями о колени, тяжело дышал. Немного переведя дыхание, он оглянулся и увидел, что из преследовавшей его толпы не осталось никого: все разошлись.

Напротив стоял мужчина. Он убрал со лба длинные, почти до плеч, черные волосы и покачал головой.

– Юстас, спасибо! – горячо прошептал Эрнест. – Я не умею так. Я не умею применять заклятие невидимости… Никак…

– Не за что, – вежливо, но решительно прервал его Юстас. – Быстрее уходи. Возвращайся к себе домой. Я тебя навещу вечером, все обсудим.

Эрнест не стал спорить, с третьей попытки растворился в воздухе и уже в следующую секунду оказался в своей художественной мастерской.



Несколько месяцев назад, когда его затея была только на стадии обдумывания, он и подумать не мог, что реализация некогда шикарного плана обернется такими последствиями.

Будучи талантливым художником, он буквально жил своей работой. Рисование было его страстью и делом жизни. Эрнест писал портреты и картины для продажи, расписывал стены домов по желанию клиентов, которых, к слову, у него было немало.

Мастерская и была его домом. Парень оборудовал уютное спальное место прямо среди кисточек, красок и мольбертов, а картины лежали и стояли почти на каждом шагу его скромного убежища.

Made on
Tilda